Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Лермонтов в Тарханах

Лермонтов в Тарханах бывал часто, это его любимое место. Бабушка Елизавета Алексеевна рождена была Столыпиной, с тех пор как стала вдовой гвардии поручика Арсеньева, жила в своём имении Тарханы.

Лермонтов в Тарханах

Михаил Лермонтов. Годы жизни: 15 октября 1814 — 27 июля 1841

Михаил Лермонтов и его бабушка

  • Мать Лермонтова — Мария Михайловна умерла 24 февраля 1817 года. Желая оставить внука себе, Елизавета Алексеевна сделала завещание, по которому принадлежащее ей имение в 500 душ отписала Мише, но с условием, что он будет находиться при ней по меньшей мере до совершеннолетия.
  • Отец Лермонтова после смерти жены перебрался из Тархан в собственное небольшое имение Кропотово, расположенное в Тульской губернии.
  • Когда Мише шёл шестой год, Елизавета Алексеевна взяла к себе в дом двух его сверстников для совместного воспитания, а ещё через два года одела в специально пошитые военные мундиры деревенскую ребятню, чтобы у внука было своё «потешное войско», которым бы он командовал.

 

Прекрасны вы, поля земли родной, — М.Ю. Лермонтов, 1831 год

 

  • В 1835 году Елизавета Алексеевна писала внуку: «… хотя Тарханы и пензенской губернии, но на Пензу ехать с лишком двести верст крюку, то из Москвы должно ехать на Рязань, на Козлов и на Тамбов, а из Тамбова на Кирсанов и Чембар…».
  • Путь из Тархан в столицы лежал через Тамбов, который впервые Михаил Лермонтов проделал с родителями весной 1815 года.

 

Лермонтов едет в Тарханы

  • Лермонтов, ему 22 года, торопился в Тарханы, к бабушке, хотел успеть под самый Новый год.

Милое место, самое милое на всем свете — Тарханы!

Крыльцо, бабушка в нарядном кружевном чепце, высыпет дворня, мужики будут стоять по деревне, снявши шапки и кланяясь, а мальчишки побегут за санями до усадьбы. Неужто семь лет прошло? Сердце частит, и жарко на морозе от башлыка и тулупа.

Что за наслаждение было ходить по этому дому в штатских панталонах, свободной рубахе, чисто пахнущей морозом, в теплом халате, сидеть в старом кресле пол окном с трубкой и книгой, глядеть на занесенный снегом сад, на пруды, где скользят на ледянках мальчишки. Подолгу пить с бабушкой чаи — со сливками, свежими пирогами, вареньем пяти сортов, — сам удивлялся, как много ел.

Лишь две или три ночи спал как убитый и засыпал, едва прикоснувшись к подушке, но вот снова пришла бодрость, зажигание свечи среди ночи, чтение, попытка уснуть.

По вечерам, отдыхая, он стал читать Карамзина.

Лермонтов работал теперь много и весело. Стояли опять солнечные морозные дни, но он не ходил дальше крыльца.

Он почти забыл о Петербурге, о службе…

Только когда Матвей привозил почту, сразу ворох писем, книг и газет, он нетерпеливо взрезал конверты и читал письма, весело представляя себе друзей, их обычную жизнь.

Настроение было легкое и как бы восторженное.

Или дни такие стояли? Солнце било в окна, снег сверкал, идиллически спускался к прудам белый сад.

На горе, стояли избы под снежными шапками.

Снегири прилетали на балкон клевать брошенное им просо.

 

Выйдешь на крыльцо, и глаза ломит от света, а воздух как ледяной пунш, и небо над полями просторно и лазурно, словно над морем.

 

  • Он торопился подняться опять к себе в мезонин, утонуть в разбросанных бумагах.
  • Отпуск его кончался, но уезжать не хотелось.

 

Лермонтов в Тарханах, что это имение для него?

Как-то шел Михаил Лермонтов, задумавшись, по деревне, незаметно оказался на самом краю, у занесенной снегом ограды, — внутри возвышался каменный склеп Арсеньевых.

Там похоронен дед, там лежит матушка.

Он хотел войти, но снегу было слишком много, не проберешься, и замок висел.

Он и без того помнил: когда она умерла, ей было ровно столько, сколько ему теперь. «А житие ей было, — написано там на камне — 21 год, 11 месяцев, 7 дней».

И отец умер рано, и она.

Как знать, может, и его… привезут когда-нибудь темной осенью или зеленой весной арсеньевские мужики его одинокий гроб издалека и внесут на плечах под вой бабий в эту дверь, запертую сейчас на замок и на четверть, заметенную снегом…

Он почувствовал внезапно: что-то будет, что-то ждет его скоро и неотвратимо, — он созрел, он готов, и, может быть, никогда больше не увидеть ему живыми глазами оврага, полей, деревни, ясного солнца. «В последний раз передо мною…»

 

Кулачный бой, это рукопашное состязание, любимое Лермонтовым

В детстве Михаил наблюдал кулачные бои, которые бывали на льду Большого пруда. В 1836 году для Лермонтова были специально устроены кулачные бои тарханскими крестьянами.

Кулачный бой, это рукопашное состязание, праздничное развлечение парней и молодых мужчин. Бои устраивались зимой в период от Рождества до Крещения и на Масленицу.

Бой на кулаках мог проводиться в нескольких вариантах: «стенка на стенку», «сцеплялка-свалка» и «сам на сам».

При битве «стенка на стенку» бойцы, выстраиваясь в один ряд, должны были удержаться под давлением «стенки» противника.

При бое «сцеплялка-свалка» каждый выбирал себе противника по силе и не отступал до полной победы, после чего «сцеплялся» с другим.

Бой «сам на сам» иногда предшествовал общему, а при победе одного из бойцов сопровождался уже нападением стороны победившего на сторону побежденного.

 

Правила русского народного кулачного боя

Русский кулачный бой, в отличие от драки, проходил с соблюдением определенных правил, которые гласили: «не бить лежачего», «не биться по увечному» не калечить друг друга.

В случае появления у противника первой крови кончать бой.

Нельзя наносить удар сзади, с тыла, необходимо биться лицом к лицу, а также нельзя было бить ниже пояса и выше плеч.

 

Детали кулачного боя

Первый биограф Лермонтова — П.А. Висковатый узнал о деталях кулачного боя в 1881 году от 80-летней тарханской крестьянки Ускоковой: «А бились на первом снеге. Место-то оцепили веревкой — и много нашло народу; а супротивник сына моего прямо по груди-то и треснул, так, значит, кровь пошла. Мой-то осерчал, да и его как хватит — с ног сшиб. Михаил Юрьевич кричит: «Будет! Будет, еще убьет!» Старожилы рассказывали: «…Михаил Юрьевич ставил бочку с водкой, и крестьяне разделялись на две половины, дрались на кулачки, стена на стену, а в это время у Михаила Юрьевича рубашка тряслась, и он был не прочь принять участие в этой свалке, но дворянское звание и правила приличий только от этого его удерживали…»

 

Источники:

  • Государственный Лермонтовский музей-заповедник «Тарханы» — Пензенская область, Белинский район, село Лермонтово, ул. Бугор, д. 1/1
  • tarhany.ru — Старинная русская забава — кулачный бой

Другие интересные статьи

 

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 1 =